001ffdx_big1

Растения Силы 


Растения Силы: Галлюциногены и опьянение в шаманизме 

Существенную роль в камланиях шаманов играют психодислептические средства (галлюциногены). 

На всей территории Сибири и Арктики издревле основным психоактивным средством был красный мухомор. 

У хантов, например, камланиям предшествовал однодневный пост, в конце которого шаман съедал 3 или 7 мухоморов (иногда до 20) и ложился спать. Через несколько часов он внезапно пробуждался, потрясаемый Дрожью, и объявлял, что ему сказали духи, потом снова засыпал и утром приступал к камланию. 

У коряков шаманы ели мухоморы, если надо было вступить в контакт со злыми духами или душами умерших. 

Красные мухоморы вызывают отравление. После их поедания возникает покраснение лица, шеи и груди, учащение пульса, галлюцинации в виде ярких цветных пятен, чувство спокойствия, нарушение ориентировки во времени и пространстве. Уже спустя несколько минут эти явления сглаживаются. Дольше сохраняется чувство спокойствия, переходящее в состояние радости и блаженства, которое длится несколько часов. 

Кстати, европейские мухоморы несколько более ядовиты, чем сибирские, и требуют большей осторожности при употреблении. Легким формам отравления сопутствует определенное оживление и спонтанность движений, как от алкоголя. При более глубоком отравлении окружающие предметы начинают казаться то очень маленькими, то очень большими, поочередно сменяется оживление и депрессия. Наевшийся мухоморов сидит спокойно и, покачиваясь из стороны в сторону, разговаривает с членами семьи. Внезапно глаза его закатываются вверх, он начинает конвульсивно жестикулировать, говорить с кем-то еще, петь, танцевать. Потом наступает перерыв, и, чтобы вернуться «оттуда» обратно, он должен еще съесть мухомор. 

Действие мухомора было бы сильнее, если бы алкалоид не выводился из организма с мочой. Поэтому коряки, например, считают мочу мухомороеда ценным напитком. Он обычно выпивает ее сам или предлагает другим как угощение. 

Славянское название «мухомор», по-видимому, такой же описательный оборот, скрывающий тайное сокровенное название, как и «медведь», и указывает на его опьяняющую силу и священную функцию. Это «духомор» — гонитель злых духов. 

Надо отметить, что мухомороедение было распространено не только среди шаманов, но и в самых разнообразных культах Индии. Изображения их повсеместно находят на стенах храмов. Германцы приготовляли из них напиток, который пили перед битвой, превращаясь в неистовых разрушителей — берсеркеров. 

Название мухомора у уральских и сибирских народов — «панк» или «банг» — синоним иранского названия конопли. Конопля же в качестве экстатического средства широко применялась скифами. Из описаний Геродота мы знаем о крытых войлоком кумирнях с раскаленными камнями в центре шалаша. На них жрецы бросали зерна конопли и получали в облаках опьяняющего дыма экстаз, в котором вступали в контакт с духами и душами умерших. 

Еще один ряд галлюциногенов связан с культовым напитком Зенд-Авесты и Ригведы — сомой или хаомой. Он по своему действию подобен адреналину. Но его культовое значение ограничилось кругом древнейших скотоводческих племен, сыгравших в истории исключительно разрушительную роль и обожествлявших силу и плодородие. Это эфедри — сок эфедры — дьявольское средство, вызывающее ощущение сексуального омоложения, возрастания физической силы и одновременно расслабляющее мышцы сердца. 

В шаманской практике на американском континенте до сих пор широко используются святые (разговорчивые) грибы: пейотль, страфария и другие, а также экстракты из лиан, например аяхуаска — отвар, основной составляющей частью которого является водная лиана Banisteriopsis coapi. Этот напиток наиболее широко распространен среди встречающихся в экваториальной части Нового Света галлюциногенов, используемых шаманами. 

В качестве галлюциногена на американском континенте применяется также крепкий табак, используемый то в виде густого тумана, то жвачки, то дыма. 

Оценивая с этой стороны духовные практики древности, надо обязательно иметь в виду две частности. Вопервых, «святой табак», «хаома», «пейотль», «страфария», «аяхуаска» или мухоморы не были продуктом ежедневного употребления до духовного распада древнего мира, а значит, и не были вредными наркотиками. Они являлись галлюциногенами, которые связывали человека физического с человеком духовным, — мостом между мелочами жизни и ее глубинным смыслом. 

Во-вторых, употребляемые в определенной дозировке галлюциногены порождали отнюдь не безумный бред, а открывали в образной форме определенную правду — перспективу духовной жизни, знакомили с ее структурой и одновременно рождали ясновидческие способности. Сегодня исследователю примитивных культур уже не кажется поразительным, когда индеец Южной Америки, закрыв глаза, начинает описывать подробности расположения его дома в Европе, детали обстановки. Он знает, что это чудо порождено «неолитической фармакологией», как ее все чаще официально называют. 

Многие медицинские учреждения бьются сегодня над раскрытием подлинных тайн древних наркотиков. До сих пор этому мешал сам подход к ним. Никому не приходило в голову, что суть дела — в изучении структур галлюцинаций. Еще 20—30 лет тому назад на них смотрели как на хаотический бред и не видели их скрытого глубинного смысла. Один из первых шагов к новому взгляду был сделан Шульцем еще в 1941 году, когда ему удалось идентифицировать растение, из которого ацтеки готовили «ололиуку» — наркотическое вещество, согласно хронике конквистадоров позволяющее «постигнуть все, что не может понять человеческая мысль». В 1958 году в печати США просочились сведения об идентификации иагэ, сок которого резко усиливает психотронические (экстрасенсорные) способности, в том числе способности к телепатии, телегнозии и телекинезу. Однако результаты всех опытов содержатся в строгой тайне, как представляющие военный интерес. 

Большую популярность получили в последние десятилетия записки Карлоса Кастанеды, прошедшего психотроническую обработку под руководством колдуна-майя. Эти записки, составившие серию книг, посвящены изложению его личного опыта и описанию драматических переживаний при столкновении с «магической реальностью» — жестокой и прекрасной изнанкой привычного мира, которая запечатлена в исчезающей культуре индейцев Центральной Америки, где на протяжении многих столетий магия была делом совершенно обычным и повсеместным. 

Из истории известно, что при завоевании Мексики испанцами католическая инквизиция всячески пыталась искоренить магию как несомненное изобретение дьявола. Несмотря на все старания инквизиции, многие разновидности магической техники сохранились, а некоторые из них уже достаточно известны. Так, например, известна практика использования снов для поиска потерянных предметов или же практика выхода во сне из тела для дальних путешествий… 

Но в результате применения галлюциногенов (наркотиков) наиболее мощное и оправданное человеческое стремление — стремление к духовной свободе может извратиться в наркоманию, так как при их применении зависимость духа от тела снижается лишь условно: место «господина тела» занимает «господин наркотик». 

Надо сказать, что во время всякого транса (в частности, в шаманской практике) вообще обязательно происходит наркотизация организма, причем наркотизация естественная, а не искусственная и очень легкая, играющая роль спускового механизма. 

Три с половиной тысячелетия назад в древнейших ведических текстах было упомянуто, что величайший, неисчерпаемый в процессе жизни источник силы человека находится в пространстве повыше бровей. Позднее в учении лайя-йоги с этой точкой связывался центр высшего чакрама — тысячелепесткового лотоса, впервые полностью распускающегося при достижении полной малой самадхи — обратимого экстаза, освобождения. 

В указанной области расположена шишковидная железа — эпифиз. Во многих древних текстах эпифиз называется третьим глазом, с помощью которого в момент просветления человек видит высший, мистический, нематериальный свет. Связывают с ним и способность к ясновидению. 

Независимо от этих древних текстов, в 1886 году в Англии и Германии одновременно появились две монографии известных анатомов, утверждавших, что Шишковидная железа действительно является третьим глазом, унаследованным нами от примитивных пресмыкающихся, пользующихся им до сих пор. И все же роль этой железы в жизни человека оставалась весьма спорной и не исследовалась, пока в 1959 году Арон Лернер не открыл, что она тесно связана с производством в организме мелатонина, который, в свою очередь, превращается в серотонин. Наиболее существенную роль серотонин играет в психической жизни: нарушения его синтеза ведут к депрессиям и, как сейчас многие предполагают, к шизофрении. У кошек и крыс серотониновая блокада включает медленную фазу сна у человека, наоборот, быструю, а это значит, что благодаря его синтезу человек осознает свои сновидения. Без него они не доходят до сознания. 

Серотонином богаты финики и бананы, но особенно много его в смоле и плодах диких фиг (баньянов, «деревьев бо») — в тех самых смоковницах, под которыми испытывали озарение древние пророки. Под такой смоковницей и Будда-Гаутама познал Истину — источник Страданий. 

Серотонин — естественно производимый в организме наркотик — может легко трансформироваться в диэтиламид декстролизергиновой кислоты, более известный как ЛСД, получаемый химическим путем из спорыньи. Действие ЛСД на психику определяется тем, что под его влиянием образное мышление получает преимущество над логическим в такой же степени, как в раннем детстве (до трех лет). Проявлением этого является частичное смешение реальных образов с галлюцинациями (субъективное проецируется на объективный мир), возрастание чувства безответственности и как одно из наиболее характерных проявлений — эффект замедления течения времени, возникающий в результате резкого ускорения психических процессов. Секундная стрелка на часах после приема ЛСД буквально останавливается на глазах. Нужно «адское терпение», чтобы заметить ее движение. Речь становится сбивчивой, так как слова сливаются в один поток, надвигаются друг на друга. 

Открывший ЛСД в 1943 году швейцарский химик Гофман первый описал, как после приема четверти миллиграмма препарата у него уже через несколько минут появилось головокружение, беспричинный смех, беспокойство, нарушение активного внимания, восприятие окружающего мира в искаженной форме. Проявлением действия ЛСД было и то, что после приема он решился ехать домой на велосипеде через весь город. В пути ему казалось, что он не двигается, а стоит на месте, исчезло представление времени, появился страх сойти с ума. Дома у него появились цветовые галлюцинации, голова и ноги налились свинцом. Возникло ощущение, что его «Я» витает где-то в пространстве отдельно от собственного уже мертвого тела, распростертого на диване. Вызванный врач не нашел никаких нарушений з работе сердца и легких. В течение вечера все аномалии исчезли, дольше всего сохранялись «зрительные иллюзии под влиянием звуков». 

Позднее ЛСД получил популярность как самый сильный галлюциноген. По мнению химиков, анализировавших его структурную формулу, более эффективного средства в природе быть не может. Врачи утверждают, что под влиянием ЛСД зрительные клетки глаза начинают самовозбуждаться, и поэтому мозг видит свет и цвета, которых нет перед глазами. Особенно богаты возникающие видения сияниями. Возникающие галлюцинации не просто калейдоскоп образов, но объект внутренней жизни человека, проецируемый на внешний мир. 

ЛСД не порождает наркомании, но опасен рождающимся чувством безответственности и всемогущества. 

Другое производное серотонина — буфотенин — является действующим началом уже известных нам шаманских мухоморов. 

По материалам из Интернета.

ПОНРАВИЛОСЬ? РАСПРОСТРАНИ ССЫЛКИ!

Поделись в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники