Жан Ледлофф живет в Калифорнии (Саусалито, близ Сан-Франциско), пишет картины, практикует и преподает психотерапию, основанную на принципе преемственности.
Она читает лекции, выступает на радио и телевидении по всему миру.

Изображение

Жан получает тысячи откликов не только от родителей, но и от людей, которых родители вырастили в соответствии с принципом преемственности.

Ничто так не важно для каждого человека, как умение родить и воспитать счастливых детей, умение создать гармонию в семье. Между тем, о здравых подходах к отцовству и материнству, об общении с детьми известно так мало, что эти знания приходится называть «альтернативными». «Как вырастить ребенка счастливым» — единственная книга Жан Ледлофф. За более чем двадцать лет, прошедших со времени первой публикации книги, она была переведена на 12 языков и стала необычайно популярна во многих странах мира. «Эта книга может спасти мир», — это отзыв известного психолога Джона Холта.
http://www.koob.ru/jean_liedloff/

Изображение


Изображение

Бенджамин Спок. Ребенок и уход за ним
http://lib.ru/KIDS/SPOK/rebenok.txt

Бенджамин Спок и его педагогика

Прогрессивный американский ученый, детский врач и педагог Бенджамин Спок известен всему миру прежде зсего двумя своими книгами — «Ребенок и уход за ним» и «Разговор с матерью».
С именем Спока связан своеобразный переворот в семейном воспитании, обозначивший решительный переход от авторитаризма в общении с детьми к гуманизму, к демократической педагогике. Спок не просто теоретик, он скорее чистый практик, практик-экспериментатор, гарантирующий педагогический успех, заботливо оберегающий родителей от неоправданного риска, от зряшного новаторства, от ошибок.
Особой популярностью пользуются рекомендации Спока у молодых матерей. Крылатым стало выражение «воспитание по Споку», то есть воспитание гуманистическое, творческое, опирающееся на две силы — на научное знание и народную мудрость.
В 1977 году доктор Спок приезжал в Советский Союз. Он был приглашен на международный детский фестиваль, который проводился в Артеке. В дни фестиваля я познакомился с доктором Споком, провел с ним много времени, обсуждая различные проблемы педагогики и психологии. В центре внимания оказались такие проблемы, как права и защищенность ребенка, проблемы гуманизма и личности воспитателя. Я был поражен глубиной взглядов этого удивительного человека.
С большой озабоченностью говорил он о судьбе человечества, о будущем детей всего мира.
Чтобы понять деятельность доктора Спока, необходимо познакомиться с его биографией.
Бенджамин Спок родился в 1903 году в Нью-Хейвене в семье юриста. Окончил Йельский университет в 1925 году, затем учился на медицинских курсах при этом же университете, где ему в 1929 году была присвоена докторская степень.
В 1933—1944 годах Бенджамин Спок занимался частной врачебной практикой в Нью-Йорке. В 1944—1946 годах находился на военно-медицинской службе в резервных войсках.
После демобилизации из армии в 1946 году Бенджамин Спок вернулся в Нью-Йорк и возобновил частную практику. В том же году он опубликовал свою первую книгу «Ребенок и уход за ним», которая имела необыкновенный успех. Она выдержала более двухсот изданий.
В 1947 году доктор Спок был приглашен в качестве консультанта по детской психиатрии в известную клинику в штате Миннесота, а также на должность адъюнкт-профессора в Миннесот-ский университет. С 1951 по 1955 год он руководил отделением детской психиатрии при медицинских курсах Питтсбургского университета.
В 1962 году Бенджамин Спок примкнул к движению сторонников мира. Он вошел в состав Национального комитета борьбы за разумную ядерную политику, а на следующий год стал сопредседателем комитета и одним из самых деятельных его руководителей. В августе 1967 года Спок в числе других деятелей науки и искусства подписал манифест, призывающий поддерживать антивоенное движение среди молодежи.
Доктор Спок был одним из руководителей состоявшегося в октябре 1967 года похода в Вашингтон против войны во Вьетнаме. В 1968 году доктору Споку было предъявлено обвинение «в заговоре», цель которого состояла в том, чтобы поощрять молодежь уклоняться от военной службы. Федеральный суд в Бостоне приговорил его к двум годам тюремного заключения. Но это не сломило Бенджамина Спока. Несмотря на возраст и постоянные гонения со стороны властей, он продолжал борьбу за мир, участвуя в демонстрациях, выступая в прессе и на
митингах.
В 1972 году Бенджамин Спок выставил свою кандидатуру на пост президента, в 1976 году — на пост вице-президента. Участие доктора Спока в выборах, по его словам, имело чисто пропагандистское значение.
Все крупные события в жизни Бенджамина Спока — это этапы развития целостной творческой личности, сильного, принципиального человека, наделенного высоким чувством гражданственности. Девиз всей его жизни — все лучшее детям, все
для детей.
Каковы же педагогические взгляды Бенджамина Спока? Каким образом эта сложная система «доктор Спок — современное американское общество — личность ребенка» сформировала те установки, которые пришлись по душе родителям во многих странах мира?
В личности Спока как бы два важнейших пласта. Один связан с политикой — здесь он сторонник демократии, яростный противник войны. Другой обусловлен профессиональной деятельностью, соединившей в себе искусство медицины и искусство воспитания.
В том, что содержанием личности во многом определяются и педагогические взгляды, я никогда не сомневался. Точнее, личностный аспект в педагогике очень важен. Перебирая в памяти всех больших педагогов, я невольно для себя делил их (в сугубо личностном плане) как бы на два типа. Первый: Оуэн, Ушинский, Дистервег, Макаренко. Здесь я видел прежде всего неистовый характер — горящие, как у пророка, глаза, нервы, подобные тросам. Могучая энергия рождает могучие формулы: если характер создается обстоятельствами, значит, надо изменить среду (Оуэн); если педагог дышит энергией — детская самодеятельность неизбежно развивается (Дистервег); только счастливый человек может воспитать счастливого человека; разорвитесь на части, но станьте счастливыми, иначе вы не сможете воспитывать детей (Макаренко). В этом характере, казалось мне, преобладают мажорные интонации. И весь дух личности — реформаторский, бескомпромиссный. Другой тип, по моим предположениям, не являлся полной противоположностью первому, но здесь нежность души человеческой как бы смягчала тональность педагогических исканий. Здесь больше ориентации на отношение к личности ребенка, здесь доброта в изысканно-трепетной тонкости, свойственной людям легкоранимым, мучительно сомневающимся. Здесь подлинно гражданская страстность рождается как великое откровение через собственную муку, боль, очищение.
Только больной, измученный, но готовый в любую секунду принести себя в жертву во имя одного несчастного ребенка Песталоцци мог сформулировать так свой основной метод влияния на детскую душу: «С утра до вечера я был среди них. Все хорошее для тела и духа шло к ним из моих рук… Моя рука лежала в их руке, мои глаза смотрели в их глаза. Мои слезы текли вместе с их слезами, и моя улыбка следовала за их улыбкой».
И как апофеоз этой линии духовного общения — Януш К..;р-чак, переступивший с детьми порог фашистского крематория…
Завоевавший право сказать: «Сердце отдаю детям», В. А. Сухом-линский напишет в одной из последних своих книжек: «Имея доступ в сказочный дворец, имя которому — Детство, я всегда считал необходимым стать в какой-то мере ребенком. Только при этом условии дети не будут смотреть на вас как на человека, случайно проникшего за ворота их сказочного мира, как на сторожа, охраняющего этот мир, сторожа, которому безразлично, что делается внутри этого мира».
Конечно же такое деление педагогических линий на два типа весьма условно, неточно, уязвимо. Однако вершины у обоих типов одни и те же: создать системы, обеспечивающие всестороннее и гармоническое развитие ребенка.
И эта общая цель снимает необходимость банального вопроса: «Какая из линий в педагогическом рисунке нужнее и правильнее?» Задавать такой вопрос так же неправомерно, как отдавать предпочтение Некрасову перед Тютчевым, Маяковскому перед Есениным, Фолкнеру перед Хемингуэем. Просто мы имеем дело с разными видами человеческой талантливости.
По многим публикациям о Споке и по его книгам у меня сложилось представление о нем — скорее педагог корчаковского плана. Этакий добрый-предобрый, нежно-сентиментальный сказочный Айболит. А оказалось наоборот. И я рад тому, что рухнули мои построения о двух педагогических линиях. Укрепилась вера в то, что подлинный воспитатель — это уникальная . личность, в ней органично сплавлены гражданственность и человечность.
Лет пятнадцать назад по всему миру прокатилась волна дискуссии вокруг педагогических взглядов Спока. Появились статьи и в нашей печати. На страницах «Литературной газеты», в частности, было опубликовано такое характерное письмо геолога А. Силуянова из Кургана:
«Уважаемая редакция! В нашей стране хорошо знают амери-. канского педагога и педиатра доктора Спока по его замечательной книге «Ребенок и уход за ним», переведенной на русский язык. Сформулированные им прогрессивные, гуманистические идеи и педагогические принципы близки и понятны нам, они перекликаются с идеями и воспитательной практикой наших выдающихся педагогов А. С. Макаренко, В. А. Сухомлинского, С. Т. Шацкого и других. Но вот за рубежом, о чем уже говорилось и в нашей печати, появились сообщения, что д-р Спок изменил своим принципам, отказался от системы воспитания, построенной на доброте и доверии к ребенку, и уповает теперь прежде всего на жесткость и дисциплину. Что же произошло с д-ром Споком? Мне не совсем понятно, почему нужно противопоставлять дисциплину доверию — разве одно исключает другое? И почему указание на то, что помимо доброты полезна бывает и жесткость, означает измену прежним взглядам?»

http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0% … 0%BD%D0%B3
Анскулинг
Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 19 декабря 2011; проверки требуют 4 правки.
Анскулинг (англ. Unschooling — от англ. school — школа) — непризнанная в России философия и практика образования, основанная на важности соблюдения в первую очередь интересов ребёнка, когда ребенок обучается без отрыва от семьи, основываясь на опыте своей повседневной, зачастую весьма разнообразной жизни, задавая вопросы, получая или отыскивая самостоятельно ответы на них.
Анскулинг — это один из вариантов хоумскулинга, который в русскоязычной среде называют домашним обучением. Иногда анскулинг противопоставляют хоумскулингу, т.к. хоумскулинг подразумевает следование школьной или иной программе, в отличие от анскулинга.
Анскулинг не предполагает обязательность любых систематических индивидуальных или коллективных занятий с учителями или лицами, их заменяющими.
Некоторые анскулеры допускают возможность дистанционного обучения, обучения по свободной программе, сдачу школьных предметов экстерном.
Более радикальные анскулеры вообще отвергают школу и учебную программу. У них есть возможность сдать экзамены сразу за весь школьный курс, чтобы получить аттестат зрелости или его аналог, если это необходимо для поступления в высшее или другое нешкольное учебное заведение, либо для получения работы.
Анскулеры не отвергают высшее образование, так как не находят в нём тех недостатков, какие они видят в школьном образовании.
Содержание
1 История
2 Аргументы анскулеров
3 Критика анскулинга
4 Анскулинг и законы
5 См. также
6 Примечания
7 Литература
8 Ссылки

Термин «анскулинг» придумал в 1970-х годах и использовал педагог Джон Холт (англ.), известный как «отец» хоумскулинга[1]. Несмотря на то, что часто анскулинг относят к варианту хоумскулинга, философия анскулеров может быть отлична от философии хоумскулеров, потому что последние скорее адепты школьной программы, «школения».
Аргументы анскулеров

Школа отбивает естественное стремление человека к знаниям (любознательность), подменяя его дисциплиной и стремлением получать хорошие отметки.[2]
В школе не происходит нормальная социализация, так как школьное сообщество не построено так, как построено нормальное сообщество. Социализация подменяется «социальным дарвинизмом» («выживает сильнейший») либо дисциплиной учителей. Также школьники не могут дозировать количества общения, так как постоянно находятся в обществе других детей.[2]
Постоянное принуждение к учёбе отбивает не только желание, но и умение самостоятельно учиться, ставить себе задачи и решать их, даже при желании это делать. Это затрудняет обучение в институтах, а выпускникам школ — научную работу.[3]
Школа унифицирует детей, сглаживает индивидуальность.
Школа ограничивает познавательный интерес ребёнка в ситуации «здесь и сейчас», заменяя его необходимостью следовать школьной программе.
Школа не нацелена на интересы данного конкретного ребёнка. При несовпадении интересов ребёнка и интересов школы, как исполнителя школьной программы, ущемляются права ребёнка, но не изменяется программа.
Школьная программа нацелена на получение каждым школьником единых, стандартных знаний, умений и навыков, не принимая в расчет врождённые способности и желание каждого конкретного ребёнка, в том числе желание ограничить или углубить изучаемую область знаний, получение тех или иных навыков.
Школа занимает очень много времени (6-10 ча

Поделись в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники