Сегодня уже никто не спорит, что секс в нашей стране все-таки есть. После долгих лет стыдливого замалчивания и последовавшего затем бурного всплеска откровенности отношение к этому предмету почти утратило нездоровый оттенок. Пожалуй, единственная тема, которая продолжает вызывать острую полемику, это так называемая детская сексуальность.

0_66ed0_2eb06870_XL

Интерес ученых к этой теме возник на рубеже XIX-XX веков. Книга немецкого доктора Альберта Моля «Половая жизнь ребенка» произвела в те годы эффект разорвавшейся бомбы. Но подлинную революцию в этом вопросе ознаменовало создание Зигмундом Фрейдом теории детской сексуальности.

Идеи Фрейда получили во всем мире, а теперь и у нас, широкое распространение и, увы, поверхностную, не совсем верную трактовку. Благодаря ей ребенок предстает эдаким монстром, который с малых лет озабочен кровосмесительными фантазиями и эротическими играми. А такое понимание детской сексуальности далеко от истины.

Видный последователь Фрейда французский психоаналитик Пьер Дако подчеркивает: детскую сексуальность нельзя отождествлять с отправлением половой функции, так как сама эта функция в детском организме еще не оформилась. Ребенок не может стремиться к половому удовлетворению, поскольку до этого просто не дозрел. Поведение ребенка действительно с малых лет определяется его принадлежностью к своему полу и в этом смысле имеет половую окраску. Именно в таком значении следует говорить о детской сексуальности, а акцентирование эротических моментов было бы неоправданным преувеличением.

Но как же объяснить такие особенности детского поведения, как сексуальные интересы, эротические игры, наконец — онанизм?

Действительно, большинство детей еще в дошкольном возрасте проявляют повышенный интерес к половой сфере, к проблеме деторождения и т. п. Впрочем, детям вообще свойственна повышенная любознательность — для них это средство познания окружающего мира. Их интересует буквально все, в том числе и «это». То есть сексуальный интерес ребенка — по сути, компонент общего познавательного интереса. «Куда садится солнце?», «Почему дует ветер?»,  «Откуда берутся дети?»- для ребенка это вопросы одного порядка. 

Обострение интереса к половой сфере действительно может случиться. И, как правило, оно бывает спровоцировано самими взрослыми. Ведь почти на любой вопрос родители спокойно отвечают, а вопросы, касающиеся пола, часто вызывают у них смущение, негодование, стремление уклониться от ответа. Не будем забывать, что теория Фрейда сложилась в эпоху пуританских нравов, когда «нездоровый» детский интерес принято было строго пресекать. Сегодня, когда существует даже детская энциклопедия сексуальности, многие родители легко находят на любые детские вопросы вполне приемлемые ответы. И, как выясняется, детский интерес, будучи адекватно удовлетворен, не приобретает нездоровой окраски и часто вообще сходит на нет.

Значит, следует говорить ребенку правду? Да, следует. И пусть это никому не покажется странным, противоестественным, неуместным. На детские вопросы необходимо отвечать. Главное — как. Ответы типа «мал еще…» проблему не решают, а, наоборот, усугубляют. Попытки перевести разговор на другую тему — вариант, в принципе, подходящий, но трудноосуществимый: ребенка такой прием едва ли устроит, и он, скорее всего, вернется к своему вопросу. Байки про аиста, капусту и покупку детей в магазине могут на короткое время разрядить ситуацию. Однако вскоре ребенок так или иначе узнает, что был неуклюже обманут, и это надолго подорвет его доверие к родителям как к источнику достоверной информации. 768bad670749

В информировании детей по вопросам пола важно не перегнуть палку, не торопиться донести до малыша сведения, его еще не касающиеся и не интересующие. 

Информация, трудно доступная пониманию, может породить совершенно ненужные размышления и фантазии, а может и травмировать ребенка. Соответствующие вопросы он сам задаст рано или поздно. В большинстве случаев, по мнению родителей, даже слишком рано, но тут, однако, никогда не бывает «слишком» — если интерес появился, он требует удовлетворения. И он не должен застать родителей врасплох, подходящие ответы надо заранее продумать или отыскать в научно-популярной литературе. 

А вот насколько полезна такая литература самому ребенку, даже если ему она и адресована, — вопрос спорный. По крайней мере, прежде чем усесться читать с сыном или дочерью новомодную энциклопедию, родителям следует сначала самим с ней ознакомиться и решить, отвечает ли она их моральным представлениям, да и уровню развития их чада.

Детский познавательный интерес лежит и в основе так называемых эротических игр. Не секрет, что многие дошкольники удовлетворяют свой интерес к строению человеческого тела, играя в «докторов», в «папу и маму» и т. п. Внешне такие игры действительно производят впечатление сексуальных манипуляций: тут и обнажение, и интимные прикосновения, и т. п. 

Но и в этой ситуации негодование взрослых едва ли уместно. Удовлетворение интереса наступает быстро, и подобные игры сами собой сходят на нет. Если же детей за этот «разврат» стыдить и наказывать, то в результате можно получить тот самый нездоровый акцент, который пугает взрослых. 

Гнев родителей может лишь подогреть интерес, уже почти удовлетворенный и исчерпанный. Поэтому преследовать такие игры не стоит, в привычку они наверняка не войдут. Взрослым надо лишь занять детей чем-то не менее интересным. И уж, разумеется, недопустимы акценты на сексуальной стороне ситуации. Кстати, характерно, что если в семье есть дети разного пола, не сильно различающиеся по возрасту, и они имеют возможность увидеть друг друга обнаженными в будничной бытовой обстановке, то их подобные игры вообще ничуть не увлекают.

1171545309650

Что касается мастурбации, то о сексуальной окраске этого явления речь можно вести лишь начиная с подросткового возраста, то есть по мере приближения половой зрелости. (Некоторые авторы употребляют более привычный термин «онанизм», однако он относится лишь к мальчикам, а привычка стимулировать свои половые органы встречается и у девочек; для обоих полов это явление обозначается как мастурбация.) 
Если «нездоровая страсть» появляется в более раннем возрасте, то в этих случаях она имеет характер навязчивой привычки, такой же, например, как если ребенок сосет палец или грызет ногти. 

Эта привычка может иметь невротическую природу, тем более если она строго преследуется взрослыми. Чаще всего она наблюдается у тех детей, кто с младенчества воспитывался жестко, строго, чрезмерно требовательно, либо у тех, кто испытал явный дефицит внимания со стороны родителей. Такие дети подолгу оставались одни в постели, их редко брали на руки и не укачивали, если они плохо засыпали. Рано отлученные от материнской груди, они не нашли удовлетворения и в соске, которую тоже вскоре отобрали.

В условиях недостатка ласки и впечатлений ребенок, предоставленный самому себе, испытывает скуку или страх и ищет успокоения и отвлечения в немногих доступных ему действиях: манипулирует частями своего тела, сосет палец или губу, теребит волосы, ухо, нос, наконец — половые органы. Вначале он прибегает к подобным действиям потому, что отсутствует мать. 

Когда же обеспокоенная мать появляется рядом и спешит отвлечь его от навязчивых занятий, она уже не привлекает его внимания: он занят сам собой. Так происходит перестройка всей жизненной ориентации малыша. Изначально он стремится к притоку внешних впечатлений и положительных эмоций. Если мать рядом, она удовлетворяет эту потребность. Если же ее нет рядом, то развитие ребенка не просто затормаживается, а как бы возвращается во внутриутробный период. Ребенок сам себя утешает и успокаивает, источник впечатлений также ищет в самом себе. Дурная привычка становится необходимым ритуалом самоуспокоения, отвлечения от страхов и беспокойства, компенсацией недостатка общения.

Нежные прикосновения материнских рук, поцелуи как бы предусмотрены природой в сложных механизмах созревания ребенка. Cамостимуляция в виде сосания пальцев, губ, в том числе и мастурбации возникает как эквивалент естественной стимуляции у тех детей, которым недостает прикосновения любящих рук. Такая самостимуляция может перерасти в привычку и растянуться на долгие годы.

Если привычка сформировалась, родители должны бороться с нею, а не с ребенком. Прямолинейная настойчивость при этом только раздражает малыша и провоцирует конфликты. Наказания и запугивания могут привести к исчезновению внешних симптомов. Однако за подобным «излечением» всегда лежит тяжелое потрясение, так что психологические последствия принятых мер могут оказаться тяжелее устраненной привычки.

Избавление от мастурбации требует времени едва ли не большего, чем то, которое ушло на ее становление. 
В основе возникновения такой привычки лежит недостаток внимания к ребенку, и для ее устранения этот недостаток необходимо терпеливо восполнять. 

Увлекая ребенка интересными занятиями, общаясь с ним, родители помогают ему изжить те глубинные внутренние переживания, которые породили неприятные действия. Борьба с мастурбацией — это всегда борьба с тревожностью, неуверенностью, пессимизмом, но уж никак не с «порочными наклонностями». 

Воспитание, безусловно, не должно быть «бесполым». То есть детей с малых лет следует воспитывать как мальчиков или как девочек, будущих мужчин и женщин. Но именно будущих, не торопясь приписывать им то, до чего им еще предстоит дозреть.

Обобщая сказанное, можно с уверенностью утверждать, что если так называемая детская сексуальность не будет подстегнута неосмотрительным поведением родителей, то данная проблема сама по себе не возникнет, ибо не имеет в детском возрасте абсолютно никаких внутренних природных источников.

http://deti.mail.ru/child/seksualynost/

Журнал «Твоё здоровье»Общепринят взгляд, что в детстве половое влечение отсутствует и пробуждается только в период наступления юношеского возраста. Но это не простая, а даже жестокая ошибка, имеющая тяжелые последствия, так как она главным образом виновна в нашем незнании основных положений сексуальной жизни. Между тем изучение сексуальных проявлений детства открывает нам существенные черты полового влечения, его развития и формирования из различных источников. Примечательно, что исследователи, занимающиеся объяснением свойств и реакций взрослого индивида, оказывали гораздо больше внимания периоду времени, относящемуся к жизни предков (то есть приписывали гораздо больше влияния наследственности), чем следующему предшествующему периоду, который приходится уже на индивидуальное развитие личности, — детству. Хотя встречаются случайные указания на преждевременные сексуальные проявления у маленьких детей (на эрекции, мастурбацию и напоминающие coitus попытки), они расцениваются только как исключительные процессы, как курьезы или пугающие примеры преждевременной испорченности. Насколько известно, не имелось ясного представления о закономерностях сексуального влечения в детстве. Причину такого странного упущения можно видеть отчасти в соображениях, продиктованных общепринятыми взглядами, с которыми ученые считались вследствие их собственного воспитания, а отчасти в психическом феномене, который до сих пор не поддавался объяснению. Речь идет о своеобразной амнезии первых лет детства (до 6-го или 8-го года жизни) у большинства людей. Между тем удивляться этой инфантильной амнезии у нас есть полное основание. Всем нам рассказывают, что в эти годы, о которых мы позже, кроме нескольких непонятных отрывков воспоминаний, ничего не сохранили в памяти, мы живо реагировали на впечатления, умели по-человечески выражать горе и радость, проявлять любовь, ревность и другие страсти, которые нас сильно тогда волновали. Оказывается, мы даже выражали взгляды, обращавшие на себя внимание взрослых, и в этом доказательство нашего понимания и пробуждавшейся способности к суждению. Но, став взрослыми, обо всем этом сами мы ничего не знаем. Почему же память так отстает от других наших душевных функций? А ведь есть основание полагать, что ни в какой другой период жизни память не была более восприимчива и способна к воспроизведению, чем в годы детства. С другой стороны, как можно убедиться в психологическом исследовании, — те самые впечатления, которые забыты, оставили тем не менее глубочайшие следы в душевной жизни и имели решающее влияние на все наше дальнейшее развитие. Речь идет, следовательно, вовсе не об истинной утрате воспоминаний детства, а об амнезии, подобной той, которая наблюдается у невротиков в отношении более поздних переживаний. Сущность ее состоит только в недопущении в сознание (вытеснении), но какие силы совершают это вытеснение детских впечатлений? Кто разрешит такую загадку, объяснит также и истерическую амнезию. Важно подчеркнуть, что существование инфантильной амнезии создает новую точку зрения для сравнения душевной жизни ребенка и психоневротика. Мы уже знакомы с другой точкой соприкосновения: когда вынуждены были принять формулу, гласящую, что сексуальность психоневротиков сохранилась на детской ступени или вернулась к ней. И вот вопрос: не следует ли, в конце концов, и саму инфантильную амнезию привести в связь опять-таки с сексуальными переживаниями детства? Идея связать амнезию инфантильную с истерической больше, чем просто остроумная игра мысли. Истерическая амнезия объясняется тем, что у индивида уже имеется запас воспоминаний: только он не может сознательно распоряжаться ими, а они по ассоциативной связи притягивают к себе все то, что направляется со стороны сознания действием сил вытеснения. Понять механизм вытеснения невозможно, если принимать во внимание только один из этих двух совместно действующих процессов. Без инфантильной амнезии, можно сказать, не было бы истерической амнезии. Согласно психоанализу, инфантильная амнезия у каждого человека как бы уносит его детство в доисторическую эпоху и скрывает от него начало его собственной половой жизни. Это она виновна в том, что в развитии сексуальной жизни детскому возрасту, в общем, не придают никакого значения. Уже в 1896 г. З.Фрейд подчеркнул значение детского возраста в известных явлениях, зависящих от половой жизни, и с тех пор, не переставая, выдвигал положение о значении в жизни человека инфантильной сексуальности. 

deti

СКРЫТЫЙ СЕКСУАЛЬНЫЙ ПЕРИОД ДЕТСТВА

Якобы противоречащие нормальному и переживаемые лишь как исключение, сексуальные душевные движения в детстве встречаются невероятно часто. Подобно анализу бессознательных детских воспоминаний невротика, можно набросать приблизительно следующую картину сексуального поведения в детском возрасте. Несомненно, новорожденный появляется на свет, уже имея зародыши сексуальных переживаний, которые развиваются дальше в течение некоторого времени, а затем подлежат нарастающему подавлению. Закономерные прорывы сексуального развития разрушают этот процесс подавления, и все же развитие может быть задержано из-за подверженности его индивидуальным особенностям. О закономерности и периодичности этого осциллирующего хода развития ничего точно не известно, но сексуальная жизнь детей, в возрасте приблизительно трех или четырех лет, проявляется в доступной наблюдению форме. Так, возможной анатомической аналогией одного из проявлений инфантильных сексуальных функций является факт: внутренние половые органы (uterus) новорожденных обыкновенно больше, чем детей старшего возраста. Однако взгляд на эту инволюцию после рождения, констатированную и для других частей генитального аппарата, не окончательно установлен. Этот регрессивный процесс заканчивается в течение нескольких недель. Так или иначе, благодаря анатомическим исследованиям, пришли к утверждению о существовании латентного сексуального периода детства. Подчеркнутое сходство анатомического положения с психологическим_наблюдением нарушается только одним указанием, что «первый кульминационный пункт» развития сексуального органа приходится на ранний эмбриональный период, между тем как ранний расцвет детской сексуальной жизни нужно перенести в возраст третьего-четвертого года. Полного совпадения во времени анатомического формирования и психического развития, разумеется, и не требуется. 

ЗАДЕРЖКИ РАЗВИТИЯ

Во время этого периода полной или только частичной латентности (скрытости) формируются те душевные силы, который впоследствии, как задержки на пути сексуального влечения и как плотины (отвращение, чувство стыда, эстетические и моральные требования идеала), сузят его направление. Наблюдая культурного ребенка, получаешь впечатление, что построение этих плотин является делом воспитания, и несомненно, воспитание во многом этому содействует. В действительности это развитие обусловлено органически, зафиксировано путем передачи по наследству и иной раз может наступить без всякой помощи воспитания. Воспитание не выходит, безусловно, за пределы предуказанной ему области влияния, ограничиваясь только тем, что дополняет органически предопределенное и придает ему более четкое и глубокое выражение.

О СУБЛИМАЦИИ

Как формируются эти механизмы, имеющие такое большое значение для нормы и развития культуры? Вероятно, за счет самих инфантильных сексуальных переживаний, приток которых, следовательно, не прекращается и в этот латентный (скрытый) период сексуальности. Но энергия этих переживаний полностью или отчасти отводится (от сексуального применения) и передается на другие цели. Историки культуры как будто согласны с предположением, что благодаря отклонению сексуальных сил от сексуальных целей и от направления их на новые цели в процессе, заслуживающем название сублимирование, — освобождаются могучие компоненты всех видов культурной деятельности. Можно считать, что такой же процесс протекает в развитии отдельного индивида, а начало его отнести к сексуальному латентному периоду детства. Относительно механизма такого сублимирования можно иметь некоторые предположения. Сексуальные переживания этих детских лет, с одной стороны, не могут найти себе применения, так как функции продолжения рода проявляются позже (это составляет главный признак латентного периода). С другой стороны, они были бы сами по себе перверсны (извращены), так как исходят из эрогенных зон и вызываются влечениями, которые при сублимации в развитии индивида могут дать только неприятные ощущения. Эти сексуальные переживания скрытого (латентного) периода вызывают поэтому только противоположные душевные силы (реактивные), создающие психические «плотины» для подавления с помощью неприятных чувств, таких, как отвращение, стыд, мораль. В данном случае сублимирование сексуальных сил влечения идет по пути реактивных образований. В общем, однако, приходится говорить о сублимировании и реактивном образовании как о двух совершенно различных процессах: сублимирование возможно и посредством других, более простых механизмов. 

ПРОРЫВЫ В ЛАТЕНТНОМ ПЕРИОДЕ

Не заблуждаясь относительно гипотетичности и недостаточной ясности взглядов на процессы сексуального латентного периода детства, заметим, однако, что такая идеализация инфантильной сексуальности представляет собой и идеал существующего воспитания. В реальности же развитие индивида отступает от этого идеала во многом в каком-нибудь из пунктов и часто в значительной мере. Время от времени прорывается известная часть сексуальных проявлений, не поддававшихся сублимированию. Или сохраняется какая-нибудь сексуальная деятельность в течение всего латентного периода детства — до момента усиленного проявления сексуального влечения при наступлении половой зрелости. Воспитатели, как будто бы зная, что благодаря сексуальным проявлениям ребенок не поддается воспитанию, преследуют все сексуальные проявления детства как пороки, не имея возможности ничего предпринять против них. Наш же интерес к этим внушающим воспитателям страх явлениям продиктован тем, что мы ждем в них объяснения первоначальной формы полового влечения. 

http://www.zdorovayasemya.ru/7-144.htm

  • http://lj.rossia.org/users/luchik_sveta/527911.html#cutid1

ПОНРАВИЛОСЬ? РАСПРОСТРАНИ!

Поделись в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники