Храмовый комплекс Кхаджурахо (Khajuraho) расположен в центральном индийском штате Мадхья-Прадеш, приблизительно в 620 км к юго-востоку от Дели. Сохранившиеся двадцать пять храмов, признанные в 1986 году ЮНЕСКО мировым наследием, были воздвигнуты в IX-X вв. (см. видеоролик на сайте Юнеско на русском яз.).

По преданиям изначально в Кхаджурахо располагалось 85 храмовых построек. В ходе раскопок были отрыты многочисленные руины, однако восстановить удалость только часть из них.
Как и в древние времена, небольшой город Кхаджурахо находится в стороне от цивилизации, здесь до сих пор сохранился уголок дикой природы, где еще обитают тигры и другие животные. Находясь в сотне километров от других городов Индии, Кхаджурахо стоит в гордом одиночестве со своими древними храмами и является уникальным даром всему миру. Храмовый комплекс Кхаджурахо – это ода жизни во всех ее проявлениях и настроениях. Здесь застыли в камне самые утонченные выражения радости и любви, увековеченные талантом скульпторов и каменотесов.
Прошлое Кхаджурахо покрыто тайной и догадками. Почему здесь были обнаружены только храмы? Если здесь существовало царство, то где руины и остатки дворцов и его обитателей? Для чего были созданы столь величественные храмы, действительно ли они имели религиозное значение? На сегодняшний день не сохранилось и не найдено ни одного документа, связанного с деятельностью этих храмов.
В 32 км от Кхаджурахо находится национальный парк Панна, в котором сохранился нетронутым участок джунглей с потрясающим водопадом и кристально чистым озером.
В этом парке также находятся пещеры легендарных братьев Пандавов, героев «Махабхараты». По дороге в Кхаджурахо, в местечке Орчха находится уникальный средневековый форт, в котором сохранились фрески 16-17 веков, описывающие религиозные сюжеты и фрагменты древнеиндийского эпоса. Здесь же находится комплекс красивых храмов, посвященных Раме.

История храмов Кхаджурахо

Название Кхаджурахо (древнее название Кхаджуравахика — Kharjuravahika или Кхарьюрпура — Kharjurpura) происходит от санскритского слова «kharjura» — финиковая пальма.
Впервые Кхаджурахо как столица государства могущественной династии Чанделла, происходящей из Раджпутов, упоминается в записях Абу Рихан аль-Бируни, арабского путешественника начала XI века. Хотя достоверных сведений о времени ее постройки не сохранилось, считается, что храмы были воздвигнуты в период с 950 по 1050 гг. н.э. В этот период Кхаджурахо был столицей Чанделла, но совсем недолго и, скорее всего, исполнял функции культурного или религиозного центра династии. Политическая столица у них была в другом месте, в городе Калинжар (Kalinjar).
Храмы возводились в течение 100 лет. Вся территория Кхаджурахо была когда-то обнесена стеной с восемью воротами, все ворота были украшены двумя золотыми пальмами. Изначально на территории в 21 кв. км было расположено 85 храмов. Храмы Кхаджурао значительно пострадали во время вторжения мусульман в 1100-1400 гг. После заката династии Чанделла в XIII в. они заросли густым лесом и в течение нескольких столетий были забыты и затеряны в джунглях. Храмы были вновь «открыты» в 1838 г. британским армейским инженером, капитаном Т. Бертом (Т. S. Burt).
До сих пор не ясно, почему именно в этом месте правители династии Чанделла решили построить такое количество храмов. Крупных городов рядом не было, место ничем не примечательное — именно заброшенность и затерянность этого города в джунглях помогла сохранить его для потомков. В настоящее время храмовый комплекс восстановлен, но раскопки на месте бывшей столицы Чанделла продолжаются по сей день.

Легенда о происхождении храмов Кхаджурахо

Существует красивая легенда, повествующая о происхождении храмов Кхаджурахо. Легенда гласит, что Кхаджурахо был основан богом Чандраварманом (Chandravarman), сыном бога луны Чандры (Chandra). Правители династии Чанделла, как полагают, были прямыми потомками Бога Луны, поскольку представители раджпутского клана Чандела носили еще другое имя — Чандратея (Chandrateya), то есть «потомки Чандры».
Согласно известному поэту средневековой Индии Чандбардаю (в его произведении Mahoba-khand) в городе Каши (старое название Варанаси) жил королевский священник Хемрадж. У него была удивительной красоты дочь по имени Хемавати. Как-то вечером при свете луны молодая дочь священника-брамина купалась в речке (по другой версии, принимала ванну в бассейне усвоего дома). Дева была столь прекрасна, что сам Бог Луны Чандра, залюбовавшись ею, спустился на землю и соединился с девушкой в любовном порыве. От этой связи с небожителем Хемавати забеременела. Её ждало всеобщее осуждение за добрачную связь, особенно недопустимую для брахманки. Но Чандра повелел ей уйти из дома и родить сына в глухой деревне. Так Хемавати попала в маленькую деревню Кхаджурахо. Ребенок, рожденный от союза земной женщины и бога, был назван Чандраварманом.
Отвергнутая всеми, одинокая женщина нашла прибежище в густых лесах Центральной Индии, став для сына не только матерью, но и гуру. Чандра же пообещал Хемавати, что её сын со временем станет царем и рассказал, что ему предстоит построить восемьдесят пять храмов, украшенных эротическими изображениями, и совершить жертвоприношение богам. Чандра пояснил, что только это может искупить нечаянный грех его матери. Когда мальчик вырос, он основал великую династию Чанделла. Став полноправным правителем страны, Чандраварман решил осуществить мечту своей матери: она просила его строить храмы, которые показывали бы силу человеческой страсти, способной реализовать пустоту человеческого желания, красоту женщины и величие любви.

Архитектура и скульптуры храмов Кхаджурахо — послания из глубины веков

Построенные более тысячи лет назад храмы Кхаджурахо до сих пор внушают благоговение своим величием, красотой и мастерством своих создателей. И вот стоят эти загадочные храмы, похожие на космические корабли пришельцев — выше всех домыслов и догадок. Со снисходительными улыбками взирают с них «пришельцы» из далекого прошлого… Каждый из них великолепен, каждый настолько филигранен и тонок по работе, что кажется высеченным из единого каменного монолита чей-то божественной рукой. Снаружи храмы огромны, но внутри — для людей — в них совсем мало места. Может в этом ключ к разгадке их тайны?
Храмы Кхаджурахо сделаны из песчаника. Строители этих храмов не использовали какой-либо раствор: блоки укладывались на место один на другой и соединялись между собой при помощи пазов и выступов. Такая форма конструкции требовала от создателей очень точных расчетов и соединений. Столбцы и архитравы (бордюры, выступы и т.п.) были созданы из мегалитов весом до 20 тонн.
Архитектура храмового комплекса Кхаджурахо сильно отличается от других индийских храмов того же периода. Каждый храм стоит на высокой каменной платформе и ориентирован по сторонам света. По углам платформы, как правило, высятся меньшие по размеру святилища — высокие башни-купола шикхары. Создается иллюзия горной цепи, напоминающей вершины Гималаев, на которых обитают боги. Так, самый большой и знаменитый из всех храмов Кхаджурахо Кандарья Махадев вздымается на высоту 30 м, а более мелкие 84 башенки увеличиваются по высоте постепенно — это порождает иллюзию горы Кайлаш, обители Шивы; 900 скульптур украшают это святилище.
Платформы окружены балюстрадами, украшенными бесчисленными рельефами, изображающими сцены повседневной жизни, войны, ритуальные процессии. Каждая стена фасада, окна, колонны, потолок покрыты немыслимым количеством выразительных, мастерски исполненных рельефов с изображениями исторических и мистических персонажей, включая богов, зверей, красивых дев и любовных пар, включая эротические сцены. Причем, в большинстве скульптур и изображений мы видим красивых женщин.
Поражающие своим архитектурным и скульптурным богатством храмы Кхаджурахо представляют собой уникальную галерею под открытым небом, хранящую бесценные произведения искусства средневековой Индии. Храмы Кхаджурахо поражают воображение. И многочисленностью скульптур: тысячи и тысячи барельефов плотно покрывают всю внешнюю поверхность зданий. И изящностью работы: формы тела, позы, движение, мимика выполнены поистине потрясающе, а прорисовка деталей удивительна для столь величественных сооружений. По гармонии и красоте они не имеют себе равных.
Что самое интересное, схожие в архитектурной концепции храмы не принадлежат к какой-то одной религии или религиозному направлению: некоторые посвящены Шиве, другие – Вишну, третьи – Джайну Тиртханкарасу и джайнским святым-аскетам. Наиболее известны индуистские святилища. И все же, общность архитектуры и композиции говорит о том, что это единый храмовый комплекс.
Отличить друг от друга богов, в несметном количестве украшающих фасады храмов и святилищ, очень трудно. Приметами каждого бога являются, несомненно, его атрибуты и сопровождающие животные.
Храмы Кхаджурахо образуют как бы три группы, отстоящие друг от друга на несколько километров: западную, восточную и южную. Вполне возможно, что размещение храмов на территории, соответствующей размерам современного большого города, и расположение их по отношению к друг другу имеет какое-то сакральное значение, как и постройки храмового комплекса Ангкор Ват и храма Солнца в Мексике. Однако этим вопросом никто серьезно не занимался, он остается темой для дальнейших исследований.

Скульптура храмов Кхаджурахо

Каджурахо – это вся философия и психология человека XXI вв. Обилие чисто бытовых, жанровых групп, показывающих процессы приготовления еды, сбора урожая, сельскохозяйственных работ, ловли рыбы, постройки домов, изготовления мебели, сцены свадеб, похорон, военных походов, судов и так далее говорят о том, что храмы Каджурахо — это своеобразная каменная энциклопедия индийского общества. Богатство пуранической мифологии порождает многочисленные образы и символизм, призванные отразить многофункциональность индуистских божеств: многочисленные изображения реальных и мифических существ, а также образы богов индуистского и джайнисткого пантеонов. Тончайшая резьба, сложность архитектурных решений создают загадочный лабиринт, в котором каждый находит скрытый смысл, значение и тайное послание из глубины веков. По-видимому, такое расположение сцен и скульптур следует рассматривать как магические схемы, наполненные тайным смыслом или янтры, разработанные для того, чтобы нейтрализовать действие злых духов или мистических врагов богов и людей. Такое украшение храмов аламкара (alamkara) выражает сложные взаимоотношения богов, демонов и людей, описанные в индийской мифологии.
Главной, пожалуй, героиней храмового комплекса Каджурахо является женщина, показанная в самых разнообразных ситуациях. На барельефах можно увидеть женщину во всех ее настроениях и во всех жизненных ситуациях: танцующую, играющую на флейте, смотрящую в зеркало, расчесывающую волосы, пишущую письмо, играющую с ребенком, вынимающую занозу из ноги – сюжетам не счесть числа, как нет числа и рельефам, покрывающим стены храмов. И везде она изображена с непревзойденным мастерством и огромной любовью, во всем великолепии естественной первозданной красоты, обаяния и соблазнительности. Активное положение женщины в изобразительном искусстве объясняется, прежде всего, её значением в древних культурах и культах, имевших место в древней Индии.
Другой доминирующей темой храмового комплекса Каджурахо является плотская любовь. Известно, что интерес к теме взаимоотношений между мужчиной и женщиной всегда присутствовал в индийской культуре, но особенно он возрос в средневековой Индии под влиянием тантризма.
Большое внимание уделялось чувственной красоте человеческого тела. Идея взаимосвязи и взаимозависимости двух начал, мужского и женского, нашла изящное выражение на рельефах храмов Нагарджунаконды (II в.), Кхаджурахо (X—XI вв.), Бхубанешвара (XI в.), Конарака (XII в), Пури и др. Ее совершенным воплощением являются митхуны (санскр. «mithuna» — «пара», «двойня», еще созвездие и зодиакальный знак Близнецов в индийской астрологии, в Тантре — пары возлюбленных), украшающие стены, а также майтхуны (санскр. «maithuna», в Тантре – сексуальный союз в ритуальном контексте, в нашем случае — изображение любовных объятий в самых разнообразных вариациях). Но такие композиции составляют не более десятой части всех скульптурных изображений. Мы не найдем эротические сцены и скульптуры внутри храма или вблизи богов. Между тем, чувственным эротизмом проникнуты многие, если не большинство скульптур. Нигде больше в мире чувственная сторона человеческого бытия не отражена с такой интригующей и изящной откровенностью.
Существует точка зрения, что изображения на храмах Кхаджурахо вдохновляли составителей «Кама-сутры», хотя в самой «Кама-сутре» речь идет о рельефах храма Сурьи в Конараке. Стены храмов Кхаджурахо действительно украшены множеством прекрасных и откровенных сексуальных сцен, однако, к знаменитой «Кама-Сутре» храмовый комплекс Кхаджурахо имеет очень далекое отношение. Возможно, на появление таких сюжетов в храмовой скульптуре повлиял древний культ плодородия и стремление отвести от храма дурное влияние. Вероятно, здесь нашли свое отражение сексуальные обряды, которые, как считалось, способствуют плодородию и вместе с тем предохраняют против сил зла и разрушения. Кроме того, корни этих сюжетов уходят в догматы индуизма, который рассматривает плотскую любовь как форму передачи энергии. Именно Тантра, одно из самых загадочных и закрытых учений Востока, сделала попытку соединить духовность и секс.
Лицезрение эротических фресок Кхаджурахо вызывает стыд у христиан и мусульман в силу соответствующего воспитания. Но в реальности, в глубине души, всех захватывает чувство святости и какая-то божественная умиротворенность. Поскольку храмы Кхаджурахо – это материализованная в камне энергия любви.

Тайный смысл скульптур храмов Кхаджурахо

Для того, чтобы понять все эротические изображения храмового комплекса Кхаджурахо, нам следует хотя бы немного познакомиться с принципами Тантры. Согласно тантрическим представлениям, Космос разделен на мужской и женский принципы: у мужского начала есть форма и потенциал, женское начало имеет энергию. Вселенная существует благодаря непрерывному союзу женского и мужского начал – божественного сознания бога Шивы и божественной энергии Шакти. Согласно индуистской и тантрической философии, ничего нельзя достигнуть без наличия этих двух начал, поскольку они проявляют себя во всех аспектах Вселенной. Ничто не может существовать без их сосуществования и сотрудничества.
Тантра создала множество техник для трансформации сексуальной энергии. Относитесь к сексу так же, как вы относитесь к божественному храму. Относитесь к сексу как к молитве, как к медитации. Почувствуйте святость этого. И тогда вы сможете почувствовать, что мирское и божественное – это не два враждующих элемента, а одно единое целое. Они не противоречат друг другу, они просто два противоположных полюса, помогающих друг другу. Они могут существовать только благодаря этой полярности. Если потеряна эта полярность, то потерян весь мир.
Тантризм был наиболее популярен среди почитателей Шивы и великой богини Деви (с которой часто отождествляется его творческая энергия Шакти). Кроме того, тантризм проник и в тибетский буддизм. В шактизме основополагающим и жизнеутверждающим считается женское начало, называемое шакти, оно рассматривается как созидающая энергия, благодаря которой бог-супруг Шива манифестирует свои потенциальные качества. Кроме того, превосходящая роль женского начала, да и сами изображения майтхуны в целом, говорят о благопожелательной и позитивной символике.
Шактистский тантризм, помимо медитации, йоги и чтения священных мантр, включает в себя и сексуальные мистерии. В центре такого ритуала находится женщина, получившая посвящение для того, чтобы стать олицетворением Шакти входе обряда. В акте божественной любви с ней соединяется жрец, который во время ритуала должен отождествлять себя с Шивой. В ходе священнодействия воспроизводится изначальное единство Шивы и Шакти как во Вселенной, так и в душе верующего. Таким образом, майтхуна превращается в ритуал духовного просветления. Тем самым достигается спасение (мукти) через наслаждение (бхукти). Сексуальное соединение символизирует полное слияние двух раздельных частей в единое целое. Соединение мужчины и женщины становится выражением глубокой религиозности, символом изначального единства и слияния понятий «Атман» (индивидуальная душа) и «Брахман» (мировая душа).

Прекрасные женщины Кхаджурахо
Итак, главный мотив скульптур храмов Кхаджурахо – женщина. Женщина — невинная, кокетливая, улыбающаяся, в экстазе от своей красоты и уникальности, бесконечно соблазнительная, бесконечно красивая, изображенная в богатстве деталей, созданных с огромным мастерством и любовью. Это — празднование женского начала во всех его бесчисленных проявлениях (интересная статья на тему женщины в скульптуре и изображениях Древней Индии размещена на сайте Юлии Рещиковой).

В средневековых храмах Индии жили дэвадаси (буквально — «рабыни бога»). В западной литературе дэвадаси фигурируют как «ритуальные проститутки» или «храмовые проститутки». Встречается и менее радикальное название «куртизанка», однако и оно не доносит до читателя самой сути явления дэвадаси. Дэвадаси демонстрировали искусство любви в сексуальных ритуалах с участием жрецов или даже царя с целью достичь процветания царства или милости богов.
Для самих приверженцев этой традиции дэвадаси были посредниками божества, на что указывают их имена. Их часто называли эпитетами «святая женщина», «священная женщина». Поскольку дэвадаси — земные женщины, были художницами, учёными, исполнительницами ритуальных танцев и богослужений, их часто отождествляли с апсарами, небесными девами неземной красоты.

В индийской мифологии апсары характеризуются как прекрасные небесные девы, искусные танцовщицы и любовницы, соблазняющие святых-аскетов и царей. Апсары изображены исполненными неги, лениво изгибающимися в различных позах, порой весьма сложных. Статуи изобилуют многочисленными деталями, они четко очерчены и «вылеплены» с совершенным мастерством, но лица их почти ничего не выражают. Кажется, они вышли за пределы мирских ощущений.
В индийской мифологии часто встречаются рассказы о том, как боги, напуганные целомудрием аскета, сделавшим его слишком могущественным, посылают к нему апсару (сурасундари) — искусную соблазнительницу, которая нередко достигает своей цели. Фигуры апсар также украшают буддистские памятники Индии, созданные ещё до нашей эры. Спутницы богов и символы райского блаженства, они одновременно были напоминанием о соблазнах на пути духовного самосовершенствования.

Смотрите фотографии барельефов апсар, сделанные мной в храмовом комплексе Ангкор (Камбоджа) (и здесь) (Прим. А.Колтыпина)

Из-за большого количества женских скульптур на храмах Кхаджурахо порой трудно найти принципиальное различие между земными женскими образами и образами женщин божественной категории. Даже в самом индийском эпосе неоднократно встречается поэтическая форма: «Ты божество? Апсара?Якшини? повелительница змей нагини? Или ты принадлежишь к роду человеческому?»

Смотрите также фотогалерею «Мисс древнее совершенство»

Какие изображения нужно относить к майтхуне, а какие просто к супружеским парам, кто апсара, а кто якшини, нагини или дочь человеческая? На этот счёт в историографии нет однозначного ответа. Определяющим фактором того или иного женского образа может служить его предметное окружение. Например, рядом с женщиной может быть изображено дерево или какое-либо животное, тогда такой образ следует отнести к одной из божественных созданий, окруженной символикой. Если рядом с ней сосуд с водой, опахало в её руках и т.п., то скульптура такого рода, скорее всего, изображает служанку. Если рядом с ней помещена сцена майтхуны, то такая женщина является храмовой служительницей.
Кроме того, часто в самих сценах майтхуны участвовали именно земные женщины. Есть и просто изображения супружеских пар, чьи нежные отношения показаны как символ любви. Такие изображения являются своего рода «портретами», запечатлевшими образы богатых дарителей храму. Есть также и сцены туалета богатых особ.
Довольно много изображений показывают женщину в танце и во время занятий музыкой. Известно, что танец и занятия музыкой были неотъемлемой составляющей досуга женщины. Во-первых, танец служил хорошим заменителем физических упражнений, необходимых для поддержания здоровья тела, что было основополагающим в понятии о женской красоте. А, во-вторых, искусства и науки были обязательными в воспитании добропорядочной девушки. Широко распространенными мотивами являются сцены, связанные с выражением чувств: женщина у окна или двери, любовное письмо, застенчивость, хотя все они по смысловой нагрузке стоят близко к майтхунным изображениям.
Итак, образы женщины в древнеиндийской скульптуре поражают своим многообразием. Тема женщины даёт художнику большую свободу, чем какая-либо другая тема религиозного или светского характера. Эта тема любима и в древнеиндийской литературе. Женщина в Индии, да и не только там, обладает особой магией. Воле женщины подвластно всё. Казалось бы, обделённая свободой, она умудряется править и устраивать судьбы целых государств. Именно с женщиной связаны самые решающие моменты в древней истории. Когда рушатся города и возводятся новые, когда эпоха сменяет другую, когда мир идёт кругом, принято говорить: «Ищите женщину».

Заключение

Итак, храмовый комплекс в Кхаджурахо представляет собой еще один великолепный образец художественной культуры, в котором, как и в монументальном искусстве Индии, воплощен принцип единства Вселенной. Скульпторы Кхаджурахо изобразили жизнь во всех ее аспектах и многообразии. Строительство храмов потребовало сотни отлично обученных скульпторов и архитекторов. Все это говорит о чрезвычайно зрелой цивилизации того времени.

© П. Олексенко, 2012

Источник:

http://www.dopotopa.com/khajuraho_-_poslanie_iz_glubiny_vekov.html

Поделись в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники